История пациентки об уменьшении груди
  • метро Добрынинская, ул. Большая Полянка, дом 54, стр. 1
logo
    • 06 НОЯ 15
    • 0
    История Татьяны об уменьшении груди

    Меня зовут Татьяна, мне 31 год. Я работаю дома, занимаюсь изготовлением тортов на заказ. Всю свою жизнь я жила вместе с мамой, и большую часть времени проводила дома и на то были причины. Два года назад я сделала уменьшение груди и по просьбе Саида Дошаловича хочу рассказать свою историю.

    Помню, как в 5-м классе моя мама взяла меня в магазин нижнего белья для того, чтобы купить бюстгальтер. С нами была моя старшая сестра и мне до сих пор трудно вспоминать ее подавленный взгляд на меня в магазине. Я действительно уже плохо помню тот день, но взгляд сестры отпечатался в моей памяти. В моем классе не было девочек с грудью хотя бы примерно похожей по размерам на мою. Одну из девочек, учившуюся на тот момент в 7-м классе, за спиной называли «буренкой» и «коровой». Мне не доводилось слышать такое про себя, потому что такие вещи говорят за глаза, но я уже догадывалась.

    На протяжении многих лет я изо всех сил пыталась полюбить свое тело, но это было очень трудно. Несмотря на насмешки и глупые шутки несмышлёных и от того злых одноклассников, мне и в голову не могла придти мысль о возможности уменьшить мою грудь. Я просто плакала и надеялась, что с возрастом все образуется, придет в норму, станет как-то более пропорционально.

    Как вы уже, наверное, догадались, в норму ничего не пришло. Со временем мне был поставлен диагноз — гигантомастия. Это было ужасно, с этим очень трудно жить. Физическая боль в спине и груди хоть и не давала покоя моему тела, но гораздо более страшными были мои комплексы. В то время практически не было дней или ночей, в которые я хотя бы раз не плакала. Мама как могла меня утешала, но периодически со мной случались истерики, могу сказать, что я жила в депрессии.

    История Татьяны об уменьшении груди

    С самого детства я хотела стать кондитером, поэтому после школы я поступила в колледж. На моем курсе были полные девочки с достаточно большой грудью, но только я была объектом всех шуток на тему груди. В колледже я узнала, что школьные прозвища вроде «коровы», «вымени», «доярки» и прочего — это ерунда. Говорят, что дети особо жестоки. Может быть и так, но дети мало что понимают, а постоянные презрительные шутки от взрослых людей ранят гораздо больнее.

    После второго курса моя мама, тетя и ее семья летом поехали отдыхать на берег реки. Людей было немного, но чуть позднее рядом с нами расположилась молодая компания парней и девушек. Они веселились, купались, все было обычно. Я сидела на берегу и болтала с сестрой, когда заметила громкий хохот этих ребят — они играли в волейбол, один из парней держал в руках мяч и кивал в мою сторону. Я помню только, как в глазах у меня все поплыло и полились слез из глаз. Потом мама мне рассказывала, что это была моя самая страшная истерика, что она видела, она очень испугалась за меня. Нам пришлось уехать домой, я не могла там находиться. Где-то через неделю после этого я поговорила с мамой и сказала, что хочу уменьшить грудь.

    Я была сыта по горло всем, что происходит в моей жизни, и мы начали ходить по врачам и больницам. Сейчас я назову вам одно число, которое также глубоко врезалось мне в память — 11. 11 врачей отказались взять меня на операцию. Мы ходили на прием к хирургам в поликлиниках, затем пошли в частные клиники, затем в клиники пластической хирургии. Где-то после 7-го визита я практически отчаялась. Сейчас я вижу, что все было как в классической теории принятия горя: в школе я отрицала, что грудь мешает мне жить, затем злилась на врачей, почему они не могут мне помочь, упрашивала их, но каждый раз получала ответ, что случай слишком сложный и риски чересчур высоки. И я начала смиряться, еще реже выходить из дома, перестала искать врачей. Я закончила колледж, семья помогла мне открыть маленькое дело по производству тортов, все это я делала дома. Мир сжался до размеров квартиры. Я по-прежнему плакала, но отчаяние так глубоко проникло в меня, что это были уже не истерики, а просто вода из глаз.

    Но моя мама не бросила пытаться найти решение, и периодически мы ездили на прием к хирургам. Там я уже почти не плакала, я ехала с уверенностью, что это проста церемония перед отказом. Когда я попала на прием к Саиду Дошаловичу, пациентку которого мама нашла на одном из форумов, надежды во мне практически не было. После осмотра доктор стал говорить со мной, задавать мне различные вопросы по поводу здоровья. Удивило меня то, что он говорил со мной, как с обычной пациенткой. Не знаю, возможно в этот момент, я поняла, что наконец-то появляется шанс все изменить, но в этот момент я разревелась так, что Саид Дошалович, думаю, это помнит и по сей день. В общем, сквозь слезы я рассказывала доктору свою историю, свои переживания и страхи. Доктор внимательно слушал, и в конце сказал, что возьмет меня на операцию — мне кажется, что я даже не помнила, что такое плакать от счастья, но это были именно те слезы.

    Я начала подготовку к операции, сдавала анализы и почти каждый день по телефону расспрашивала помощницу доктора об операции. Сейчас мне даже немного стыдно, что я задавала столько вопросов, порой совершенно пустых, вроде «а как меня будут будить после наркоза?», но ко мне очень хорошо относились, выслушивали и отвечали на вопросы.

    В день операции я, наверное, была единственным человеком в мире, кто нисколько ее не боялся, я хотела почувствовать облегчение и полностью доверяла доктору. Операция длилась 5 или 6 часов, мама все время была в клинике и на ночь осталась со мной. Не буду вам описывать все свое нетерпение увидеть свою новую грудь.

    tatjana-story-breast-reduction-3

    Всю следующую неделю я была как в тумане, я чувствовала, что моя жизнь изменилась, хотя при этом моя грудь была забинтована и я не могла толком поднять рук. А потом я наконец увидела свою грудь. Пожалуй, не стоит упоминать о том, что слезы счастья хлынули из моих глаз в этот момент. На ней еще были синяки и красные швы, но я была счастлива, невероятно счастлива. Затем я несколько недель носила компрессионное белье и не очень хорошо двигалась, но с помощью мамы и племянницы мои тортики по-прежнему поступали своим заказчикам 🙂

    История Татьяны об уменьшении груди

    Сейчас моя жизнь изменилась — я чувствую себя счастливой женщиной. Начнем с того, что я чувствую себя обычной женщиной, такой же как и все вокруг, только очень счастливой. Я много гуляю с семьей и друзьями, хожу и езжу по делам и скоро выхожу замуж. Мой мужчина знает, через что я прошла, это не моя тайна. Да, многим приходиться объяснять, что произошло со мной и почему я так изменилась, но это я готова объяснять всем, меня это не раздражает. Все, что со мной случилось, стоило того результата, который у меня сейчас есть. И только одно оставалось неизменным — на осмотрах у Саида Дошаловича я так и не могла сдерживать слезы благодарности!

    История Татьяны об уменьшении груди

    Оставить комментарий →

Ответить

Отменить ответ