• метро Добрынинская, ул. Большая Полянка, дом 54, стр. 1
logo
    • 18 СЕН 15
    • 1
    Мимо ушей: как защитить ребенка от комплексов?

    Мимо ушей: как защитить ребенка от комплексов?

    Психологические последствия нарушения анатомического строения ушных раковин зависят от множества факторов, в том числе от возраста ребенка, пола, степени нарушения, его окружения. И конечно же от того, насколько вы чувствительны к проблемам вашего малыша.

    Когда мой ребенок заметит особенность своих ушей?

    Считается, что дети осознают свои отличия от других детей в возрасте двух-трех лет. Дети начинают замечать, что их уши отличаются от ушек других детей, и, естественно, сверстники будут замечать, комментировать и задавать вопросы, или даже дразнить ребенка, особенно когда ваше чадо пойдет в детский сад.

    Отопластика для детей — правильный возраст

    Отопластика — пластическая операция по коррекции ушных раковин. Многие родители решаются отвести детей к пластическому хирургу в возрасте 5-6 лет, чтобы предотвратить развитие у ребенка глубоких комплексов от переживаний по поводу своих ушей. Другие родители решают подождать, пока их ребенок достигнет возраста, подходящего, по их мнению, для принятия участия в решении относительно операции. В этом случае позиция родителей обычно такова: ребенок не проявляет заметной озабоченности и расстройства по поводу своего внешнего вида, со стороны он хорошо социально адаптирован, и, следовательно, нет никакой необходимости для раннего хирургического вмешательства.

    Это очень тонкий и сложный психологический момент – очень легко обмануться и «проморгать» проблему. Ребенок может замкнуться и не показывать своих переживаний, стыдиться и бояться желаний что-то изменить в своей внешности. Возможно, вам придется проявить твердость и настойчивость ради благополучия вашего ребенка. Разумеется, все мы безгранично любим наших детей, но важно понять: одними разговорами о том, что необычные уши – это «просто особенность» и «ты и так красив(-а)», мы можем оказать детям медвежью услугу.

    Я и большинство моих коллег-хирургов твердо убеждены в том, что отопластика для детей должна проводиться по возможности в дошкольном возрасте. Исходя из моего более чем 20-летнего опыта, операция именно в раннем возрасте поможет избежать глубоких психологических проблем, связанных с самооценкой и отношениями со сверстниками.

    отопластика для детей

    Проводились ли исследования о психологических аспектах детей с подобными проблемами?

    К сожалению, на данный момент нет глубоких аналитических исследований на эту тему, поэтому необходимо обратиться к опыту врачей, родителей и пациентов, перенесших отопластику. Как показывает практика, наибольшее количество родителей обращается в клиники по поводу пластики ушных раковин во время обучения детей в начальных и средних классах школы.

    Дети в этом возрасте могут быть невольно, несознательно, а иногда и преднамеренно жестокими по отношению к сверстникам, в результате чего у детей с лопоухостью появляются социальные и психологические трудности. Именно поэтому так важно провести коррекцию ушек в возрасте 5-6 лет, когда формирование ушных раковин уже завершилось, а общение в новой для себя среде у детей еще не началось.

    Письмо от пациента

    Я как и мой пациент, написавший по моей просьбе это письмо, не знаю, как оно повлияет на родителей детей, рассматривающих возможность отопластики. Но настоятельно рекомендую его прочесть. Возможно, оно поможет вам принять очень важное решение в жизни вашего ребенка.

    «Уважаемый Саид Дошалович.

    Вы попросили меня написать вам письмо, описывающее, каково это было жить и расти с лопоухостью от рождения до совершеннолетия. Я постараюсь кое-что написать и надеюсь, что мой опыт будет полезен для родителей, имеющих детей с проблемными ушами. И главное, помочь им в определении подходящего времени для операции.

    Во-первых, немного истории. Я человек уже взрослый, у меня есть жена и дочь. Оба моих уха с рождения были сильно оттопырены. В моей семье, в общем-то, даже не знали, что пластическая хирургия была доступна, и это дело несколько месяцев восстановления и не самых больших денег. Так что считаю, что это очень важно – донести до родителей именно сам факт доступности этой процедуры.

    У родителей со мной не было проблем. Думаю, для большинства родителей дети с оттопыренными ушами не являются какой-то большой заботой. С чего, собственно? Кого в столь нежном и беззаботном возрасте волнует, понравятся ли его уши на первом свидании? Когда же дети становятся старше для них это уже большая проблема, а родители могут уже и не задумываться о таких, как им кажется, мелочах.

    Справедливости ради, это и было для меня мелочью долгое время. Лет до 10 или 11. Я носил пышную растрепанную прическу, что позволяло как-то скрывать мой недостаток. Прически детям выбирают родители, и только много лет спустя мне стало ясно, чем был обусловлен такой выбор моей стрижки. Не подумайте, я не сержусь на своих родителей, они действительно не знали о возможности другого выхода из «ситуации».

    Но лет в 10 я внезапно стал более чувствительным к насмешкам. Нет, они были и раньше, но теперь я начал получать от них стресс. Если раньше меня это не заботило, и я мог обозвать одноклассника в ответ, то теперь я постоянно думал о том, видны ли мои уши. Когда я сидел на уроке, ел или играл в футбол. Ужасное чувство, на самом деле, ужасное.

    Я могу и дальше говорить в таком же ключе о школе, техникуме, армии, университете, но в целом моя жизнь сводилась к одному и тому же – стрессу. Практически любое дело, любое общение с людьми приводило к стрессу.

    Каждый человек имеет в своей жизни что-то, чего он не хотел. Некоторые люди имеют большой нос, слишком большой лоб, очень тонкие губы или еще что-то. Но большой нос может сочетаться с крупными чертами лица, например. А оттопыренные уши – это просто билет на конкурс шутников среди окружающих тебя людей, и мне кажется, это не самое неприятное.

    В общем, я хочу сказать, что все из нас, а особенно дети, имеют право быть обычными и счастливыми. Сложилась бы моя жизнь иначе, если бы я сделал отопластику в детском возрасте? Я не знаю. Но я точно знаю одно – в ней было бы намного меньше переживаний и грустных моментов.

    Что еще сказать, Саид Дошалович? Несмотря на мои, так сказать, проблемы, у меня семья и хорошая работа. Но я знаю, что большая часть моей жизни получилось более нервной, чем должна была быть.

    Я не думаю, что у меня есть моральное право говорить родителям, что им делать для их детей. Каждый родитель должен сам решить, что лучше для их ребенка. Я просто поделился историей из моей жизни. Я тоже отец. К счастью, моя дочь родились с красивыми и аккуратными ушами. Но если бы меня спросили, что бы я делал в другом случае, о котором я написал, я бы выбрал операцию без колебаний. Уверен, что этим бы оградил ребенка от душевных страданий, которые могла причинить непохожесть на других.

    Я сделал операцию в 23 года. Никогда прежде я не чувствовал себя так свободно и спокойно в общественных местах и общаясь с людьми. Если честно, вряд ли я стал менее застенчивым, но это точно не причиняет мне стресс и дискомфорт, я доволен.

    Не могу не сказать несколько слов о вас, доктор. Я просто хочу в очередной раз поблагодарить вас. Я был довольно нервным пациентом, я знаю. Но вы сумели меня поддержать и успокоить. Я рад помочь вам и написать это письмо и надеюсь, что мой опыт поможет и другим семьям».

    Оставить комментарий →

Ответить

Отменить ответ

Photostream